Загрузка

«Хутор Ёдишки» - Деревня XXI века

Каждый раз приезжая в гости на «Хутор Ёдишки» и беседуя с его хозяином Андреем Абрамовым, мы удивляемся и радуемся тому, с какой легкостью он разрушает стереотипы, связанные с представлением современного человека о жизни в деревне. Причем человека и городского и деревенского. Жить в деревне с высокой культурой возможно, но сначала ее нужно создать. Как? Об этом мы и спросили у Андрея.

— Андрей, вы являетесь автором уникальной модели развития села, которую успешно внедряете и реализуете. Как вы пришли к этому?

— Вы прекрасно знаете, что с любой действующей системой, в том числе и государственной, не нужно бороться. Именно поэтому я создал модель «Деревни ХХI века», которая будет заниматься производством качественной натуральной деревенской продукции и услуг, способствовать развитию села и при этом мягко интегрироваться в действующую систему.

— Расскажите, что из себя представляет данная модель.

— Это комплекс из 8 неразделимых направлений, который обеспечивают развитие и эффективное функционирование деревни в замкнутом цикле. На протяжении 10 лет я изучал и отрабатывал каждое направление: и сточки зрения законодательной и исполнительной властей всех уровней, и со стороны частного бизнеса, и самое главное — со стороны самих сельских жителей. И сегодня с уверенностью могу сказать, что только системная и комплексная работа этих направлений обеспечит естественное возрождение села в Республике Беларусь.

Первое направление — это ЛПХ (личные подсобные хозяйства), только в ином свете, чем сегодня.

Второе — ремесленничество: для тех, у кого не лежит душа к работе на земле или животноводству.

Третье — агроэкотуризм и сельский туризм.

Четвертое — досуг, причем организованный не только для гостей, но и для самих местных жителей.

Пятое — внутренние каналы сбыта излишков продукции: через агроэкоусадьбы или сельские усадьбы, а быть может, и через розничные магазины, которые будут организованы предприимчивыми сельчанами в своих деревнях.

Шестое — экспорт деревенской натуральной продукции в город.

Седьмое — образование сельской молодежи.

Восьмое — крестьянско-фермерские хозяйства, которые будут обеспечивать ЛПХ необходимым объемом качественных натуральных кормов.

И самое главное — результат: самозанятые, образованные, сытые и здоровые люди, которые производят качественную и натуральную продукцию. Мы сможем возродить былую славу аграрной державы, в которой деревня кормит город. И, конечно же, получим мультипликационный эффект: привлечение внимания к современной культурной деревне, развитие туризма, инвестирование.

— А если говорить об инвестициях, планируются ли серьезные финансовые вливания для успешной работы данной модели?

— Моя позиция по поводу излишнего финансирования и инвестиций при такой модели очень четкая. Деревня должна развиваться естественным путем — форсирование недопустимо, поскольку есть риск потерять ту самую естественность и натуральность процесса, и то, что я делаю, может просто превратиться в бизнес. А ведь моя работа — пример того, что для развития деревни финансовые инвестиции не являются определяющими, есть много других незадействованных резервов.

— Например?

Суть ЛПХ — не спрятать его от глаз потребителей, а показать всю прелесть его ведения: чистоту, опрятность, полезность, натуральность, культурность — так, чтобы городской житель не смог себе отказать в потреблении такой продукции, несмотря на ее высокую стоимость. Таким образом, физическое лицо, проживающее в сельской местности, привлекает общественное внимание к деревне, возбуждает у городского человека в наш XXI век желание перераспределять свои расходы в сторону белорусской деревни, а значит проводить ее финансирование. Это и есть сегодняшние инвестиции в белорусскую деревню в естественном ее развитии.

— А как же насчет реализации произведенной продукции? Ведь уже сегодня очень высок спрос на качественную деревенскую натуральную продукцию «Ёдишки». Ее хотят видеть не только в агроэкоусадьбах, но и, например, в меню ресторанов в Минске…

— Сегодня отработаны стандарты по всем 8 направлениям действующей модели развития деревни в Беларуси под брендом «Ёдишки». Если взять, например, шестое направление, то на сегодняшний день заключено соглашение с компанией «ВелесФуд» о предоставлении эксклюзивного права реализации продуктов питания под торговой маркой «Деревенские Натуральные Продукты “Ёдишки”». Эта компания и будет заниматься реализацией и продвижением «Деревенской Натуральной Продукции “Ёдишки”». Схема работы очень проста. Каждое хозяйство, которое работает по стандартам качества «Ёдишки», будет иметь возможность сбыта излишков произведенной продукции. При этом происхождение каждого стейка «Ёдишки», который вы попробуете в ресторане, будет абсолютно прозрачным — вы сможете узнать, в какой местности и кем было произведено мясо. А поскольку продукция будет отличаться по вкусовым характеристикам, ведь это ручной труд каждого, кто участвует в модели, несмотря на стандарты «Ёдишки», у покупателя могут сформироваться свои пристрастия, и он сможет заказывать именно то, что ему нравится.

— Какая роль отводится крестьянско-фермерским хозяйствам (КФХ)?

— Наличие крестьянско-фермерского хозяйства в деревне решает вопрос нехватки земель для выращивания кормов, их хранения, логистики. А ведь мы говорим про деревню, живущую в замкнутом цикле. По своему многолетнему опыту знаю, что увеличение производства, например, продукции животноводства в ЛПХ (а это закономерный путь развития) ведет к необходимости увеличения производства кормов, совмещать которые при определенных объемах не представляется возможным без потери качества. И эту проблему решает КФХ.

— Вы говорили об образовании сельской молодежи. Каким образом планируете работу в этом направлении?

— Прежде всего, я говорю о сотрудничестве с учреждениями образования — школами, детскими садами, средними и высшими учебными заведениями. Это очень важно. Например, к нам на «Хутор» приезжают учащиеся Видзовского профессионально-технического колледжа, и я провожу разъяснительную и практическую работу по вопросам, касающимся жизненных возможностей, которые можно реализовать в деревне. Молодое поколение должно жить в деревне, осознанно участвовать в ее развитии, ценить свой труд, именно тогда система будет работать.

— Андрей, не задумывались ли вы о том, что человек без такого набора компетенций, как у вас, просто не сможет стать участником данной модели?

— Моя задача, чтобы в этой модели было саморегулирование. Модель основана на желании, профессионализме и здоровой конкуренции. Поэтому ее участником может стать абсолютно каждый желающий, занимающий активную жизненную позицию. Кстати, осенью я планирую провести всереспубликанскую сельскую конференцию, где расскажу об этой модели, отвечу на все вопросы, дам консультации, и, может, появятся люди, которые проникнутся важностью этой темы, ее перспективностью, полезностью. И мы, сообща, двинемся вперед — поднимать и прославлять белорусскую деревню.